Дневник Емельяна Разумеева

В деле незаконного изъятия десяти детей из семьи Дель могут быть замешаны высокопоставленные европейские чиновники2017-01-20 18:38
А А А

РБК сообщает, что родители десяти детей, которых органы опеки изъяли у них после сообщения о домашнем насилии, обратились в суд. Они хотят вернуть детей. В ответ органы опеки Зеленограда пообещали расторгнуть договор об опекунстве. Глава московского Департамента труда и соцзащиты В. Петросян в интервью одному из телеканалов сообщил, что ни двое родных, ни восемь приёмных детей супругов Дель в семью не вернутся.

История с изъятием детей в Зеленограде началась 13 января. Омбудсмен по правам ребёнка А. Кузнецова, сообщившая об этом факте, заявила, что претензий по здоровью и условиям проживания детей нет. Её информацию опровергли в департаменте социальной защиты. После спешно созванного совещания заместитель главы департамента Т. Барсукова сообщила, что у детей обнаружены побои. Наличие побоев зафиксировали полицейские и представители органов опеки.

У большинства приёмных детей обнаружено заражение ВИЧ. На этот счёт Кузнецова ранее отмечала, что «никаких претензий к маме» по состоянию здоровья детей не было и дети посещали «соответствующие медицинские центры». Кроме неё уполномоченный по правам ребёнка в Москве Евгений Бунимович заявил, что нахождение детей с ВИЧ-положительным статусом в приёмной семье не является криминалом, а дети с подобным заболеванием часто передаются на воспитание в семьи. Это достаточно распространённая практика и является цивилизованным подходом к делу.

Дети сейчас находятся в специальном Центре помощи. Изначально сотрудники органов опеки не делали резких заявлений, высказав намерение разобраться в непростой ситуации. Окончательное решение чиновники намерены были принять только после полного выяснения обстоятельств возможного конфликта.

Супруги Дель при поддержке правозащитником обратились в суд с иском против местных органов опеки, районного управления социальной защиты и Департамента труда и соцзащиты. Руководитель правозащитной группы, подавшей иск, И. Панфилов подчеркнул, что кроме перечисленных государственных структур судебные санкции могут затронуть и другие органы. По его словам, к процессу могут привлечь и организации, из которых изымали детей, и Центр защиты, в котором они сейчас находятся. До суда, уточнил Панфилов, его организация направила официальные письма во все причастные инстанции.

После поданного иска позиция государственных органов ужесточилась. В. Петросян официально сообщил, что конфликты в семье имели место. Со слов детей, их бил отец, которого они очень боятся. Дети останутся в Центре помощи и не вернутся в семью, с которой будет расторгнут договор опеки. Петухов подчеркнул, что решение не возвращать детей является однозначным и категорическим. Проверку ситуации ведёт Следственный комитет. Правоохранители возбудили уголовное дело по статье 116 (побои, не повлёкшие последствий). Возможное наказание по статье составляет до двух лет лишения свободы. Именно эту статью наши законодатели намерены декриминализировать, но об этом чуть ниже.

Петросян также подверг критике существующую систему проверки семей с приёмными детьми. Сейчас такие проверки проводятся с предварительным уведомлением и часто носят формальный характер. Глава Департамента соцзащиты призвал сделать проверки внезапными. Он также сообщил, что сотрудники, проверявшие семью Дель, наказаны за невнимательность и формализм.

Адвокат семьи Дель Е. Смирнов категорически отверг обвинения в насилии, сказав, что оба супруга его не приемлют. Дело, по его словам, возбуждено незаконно, и у правоохранителей нет никаких доказательств.

Дети были изъяты из различных учреждений после того, как сотрудница детского учреждения обнаружила на теле мальчика синяк, полученный, по словам ребёнка, в ходе наказания отцом. После сообщения в полицию дети семьи Дель были помешены в специальный центр. Другие семьи, имеющие под опекой приёмных детей и знакомые с семьёй, не верят в обвинение и готовят коллективное обращение к Президенту России. Уполномоченный по правам детей А. Кузнецова создаёт специальную комиссию для расследования инцидента и уже провела встречу с супругами Дель.

Весьма странным во всей этой истории выглядит следующий момент. Изъятие детей осуществлялось в спешке не только с нарушением всех процессуальных норм, как со стороны органов опеки, так и со стороны полиции (не было составлено соответствующих документов, а по закону изъятие возможно только, если жизни и здоровью всех детей угрожает непосредственная опасность, причём настолько, что их изоляция целесообразнее, чем оставление дома), но и произошло это именно после того, как российские законодатели в первом чтении 11 января одобрили декриминализацию статьи 116 УК РФ «О побоях». 

По всей видимости, акция расправы над семьёй Дель является показательной и призвана подчеркнуть, что декриминализировать статью 116 никак нельзя, т.к. с насилием в российских семьях дело обстоит якобы очень и очень плохо.

По сути дела эта операция является ответом на действия российских законодателей, и она хорошо спланирована. Причём координацию, на мой взгляд, осуществляют европейские чиновники, у которых в России есть целый «штат» коллег, обеспечивающих здесь за мзду их интересы. Со слов юриста Анны Мишеловой, представляющей интересы матери, чиновники из некой местной комиссии органов соцзащиты при разборе ситуации часто выходили из кабинета и с кем-то советовались по телефону, что может свидетельствовать о том, что они лишь исполнители, а акцию курирует высокостоящий чиновник или заказчик со стороны.

Далее в дело вмешивается комиссар Совета Европы по правам человека Нилс Муйжниекс, который 18 января называет декриминализацию побоев близких родственников огромным шагом назад и призывает депутатов Госдумы опомниться:

«Я работал над проблемой домашнего насилия во многих странах, входящих в Совет Европы. Во всех присутствует один и тот же тренд — ратификация Стамбульской конвенции СЕ… то есть запрет телесных наказаний в отношении женщин и детей. Россия идет в противоположном направлении, это будет огромным шагом назад, поэтому я надеюсь, что этого не случится и Госдума не примет поправку», — заявил Муйжниекс.

А чуть ранее до него Генсек Совета Европы Турбьерн Ягланд пишет 16 января письмо председателю Госдумы и председателю Совета Федерации, в котором сообщает о своей обеспокоенности в связи с намерением декриминализировать статью о побоях в семье.

Очевидно, что отмена уголовного преследования в семье по данной статье путает Европе все планы по интеграции России в «цивилизованное сообщество» (в котором поддержка ЛГБТ вырожденцев и раннее сексуальное просвещение – норма) и систему ювенальной юстиции.

В свою очередь спикер Госдумы Вячеслав Володин назвал недопустимым давлением на депутатов критику генсека Совета Европы (СЕ) в адрес законопроекта о декриминализации семейных побоев: 

«Когда должностное лицо, уважаемый человек, генеральный секретарь Совета Европы таким образом пытается повлиять на принятие решения, у нас есть законы, которые защищают депутатов от такого вмешательства, от такого давления. Потому что на самом деле это недопустимо», — сказал Вячеслав Володин.

Ранее мы уже писали, что поправки о побоях в УК РФ в исходный текст законопроекта, получившего впоследствии название «закон о шлепках» (закон 323-ФЗ) были внесены депутатом Павлом Крашенинниковым между первым и вторым чтением с нарушением процедуры внесения, без согласования с профильным комитетом. 

Вся эта ситуация скорее подтверждает заказной характер этой поправки. Очевидно, что без международного лобби дело здесь не обошлось. По всей видимости, кому-то на Западе очень выгодно, чтобы в России осуществлялось изъятие детей из семей и последующая их передача другим родителям, в том числе и за рубеж.

Уже неоднократно мы были свидетелями появления сообщений в СМИ о смертях, сексуальном рабстве, истязаниях, продаже на органы усыновлённых в России детей.

«Закон о шлепках» является механизмом обеспечивающим «законное» изъятие детей у их родителей и последующие их распределение в приёмные семьи и вывоз за рубеж.

Именно поэтому западные комиссары так волнуются, когда президент и неангажированные депутаты начинают отстаивать права семьи – детей и их родителей.

Кроме того, сегодня очень выгодный и опекунский «бизнес», ведь для содержания подопечных детей опекунам платят от 15 до 25 тысяч рублей на каждого ребёнка ежемесячно, каковая сумма увеличивается ещё на 3 тысячи рублей, если в семье трое и более приёмных детей.

Глядя на эти суммы, вызывает недоумение та поддержка материнства и детства, которая на данный момент оказывается неполным и многодетным семьям, а также семьям имеющим маленьких детей и оказавшимся в тяжёлой жизненной ситуации. Мы видим, что вместо помощи проще изъять из семьи детей, а потом под откат или ещё под какие-либо договорённости передать их опекунам. Такое положение дел представляется крайне абсурдным.

Хочется надеяться, что законодатели займутся и этим вопросом тоже. Тем более в России не так много семей, которым легче помочь и этим сохранить их, вместо того, чтобы их разрушать и позволять другим наживаться на чужом горе.

Емельян Разумеев